ООО "ИСИТ", 121357, Москва, ул.Верейская, д.29А офис 45
Тел.: 8(495)221-59-10, факс: 8(495)221-59-10
Главная | Журнал "ПРОДиндустрия" Ноябрь - Декабрь 2015 г

Журнал "ПРОДиндустрия" Ноябрь - Декабрь 2015 г

 

О ЧЕРНЫХ И БЕЛЫХ ПОЛОСАХ В ЖИЗНИ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА

    «Потребность в системах, обеспечивающих высокую степень прослеживаемости, будет расти. Весь вопрос в финансовой готовности предприятий инвестировать в подобные решения», — отмечает Алексей Поваляев, генеральный директор ООО «ИСИТ»

   Алексей Николаевич, 2014 год уже не внушал оптимизма и, казалось, 2015 год должен был успокоить все страсти и хотя бы показать свет в конце туннеля… Вспомните, пожалуйста, свои осторожные прогнозы на этот год и оцените, насколько им суждено было оправдаться?

   - За прошедший год поводов для оптимизма не добавилось. В этой связи очень показательно, что на недавней пресс-конференции наш президент, отвечая на вопрос журналиста и комментируя текущую ситуацию, напомнил известный анекдот про «жизнь, которая что зебра — состоит из черных и белых полос…». Я знаю такой же анекдот, но с более пессимистичной концовкой. Мне ни в одном кошмарном сне не могло присниться, что из-за отзыва лицензии одного из ведущих российских банков, где у нас был счет, мы останемся без своих законно заработанных денег. Я могу понять, когда из-за финансовых нарушений в отношении какого-то банка начинается расследование. Но понять логику, по которой фирмы, занимающиеся законной деятельностью, вмиг оказываются лишенными своих средств на счетах, я категорически отказываюсь. Такое не может случиться, например, в Германии или в любой другой европейской стране. А у нас это происходит регулярно. И перспектива, что нам вернут средства, выглядит весьма призрачной — таких, как мы, еще сотни. Это к вопросу о поддержке малого бизнеса в России.

   В итоге из-за отобранных у нас денег мы лишились очень перспективного контракта с крупнейшим российским предприятием: сроки реализации проекта предельно сжатые, а у нас не оказалось достаточно средств для расчета с субподрядчиками. Увы, интересный проект ушел к нашим заграничным конкурентам. А это уже к вопросу об импортозамещении — будучи отечественным разработчиком программного обеспечения, мы из-за решения российского регулятора уступили свое место иностранной фирме. Так что 2015 год нам преподнес крайне неприятный сюрприз.

   Да, начало получается не слишком радостное.

   - Сейчас вообще безрадостная ситуация в экономике, и это ощущают все. Тем не менее нам хватает работы, и интерес к нашим решениям даже сейчас стабильно высокий. И прошедшая выставка «Агропродмаш» это еще раз подтвердила. Дело не только в стремлении руководителей предприятий оптимизировать свои процессы. Определяющую роль сыграл факт вступления в силу технического регламента Таможенного союза о безопасности мяса и мясной продукции. Его тестовый период заканчивается 31 декабря 2015 года, а с первого дня 2016 года любое мясоперерабатывающее предприятие уже обязано работать в строгом соответствии с новым регламентом. Помимо прочего, он предполагает обеспечение прослеживаемости «на всех стадиях процесса производства продуктов убоя и мясной продукции», что отражено, как сейчас помню, в 23-м пункте этого документа.

   Причем совсем недавно для одного из наших клиентов мы как раз закончили работу по обеспечению прослеживаемости, которая позволяет в любой момент времени сгенерировать отчет, скажем, по каждой свинье, что была переработана на предприятии. Из отчета можно узнать ее номер, время поступления на убой (туша перенавешивается на крюки или разноги с RFID-метками), все временные интервалы переработки, время поступления в холодильник, всю весовую и качественную информацию (температура сырья, pH, соотношение мышечной ткани и шпига), а также адрес отгрузки. Помимо отслеживания соблюдения технологий на убое, по каждой туше накапливается информация по всем последующим операциям переработки: в какой цех поступила на обвалку, в какой таре отправилась на дельнейшую переработку и т.д. Кроме реализации высочайшего уровня контроля качества еще пресекается явление, которое я аккуратно назвал «карманной тягой».

   Очевидно, что потребность в системах, обеспечивающих высокую степень прослеживаемости, будет расти. Весь вопрос только в финансовой готовности предприятий инвестировать в подобные решения с учетом очень непростой экономической ситуации.

Но как бы все проблематично ни складывалось, есть определенные моменты, которые приятно осознавать. Например, несмотря на сложные внешнеполитические взаимоотношения между Украиной и нашей страной, мы сейчас для киевского предприятия готовим проект автоматизированного роботизированного склада. Причем киевляне сами вышли на нас и попросили разработать проект. Это лишь доказывает, что бизнес существует вне политики, и для бизнеса нет границ. Кроме того, не может не радовать, что периодически мы возобновляем работу с нашими старыми клиентами, которые хотят развивать информационные системы на своих предприятиях дальше. Конечно, из-за финансового кризиса какие-то планы откладываются, тем не менее согласование продолжается, что определенно внушает оптимизм.

   Сам факт понимания необходимости внедрения подобных решений уже отраден. Однако насколько сами производства оказываются готовыми к подобным внедрениям? Какие еще существуют проблемы при внедрении информационных систем, помимо финансовых?

   - Безусловно, сложностей хватает. Особенно бывает трудно добиться понимания. В регионах часто приходится иметь дело с людьми, которые понимают важность внедрения информационных систем, но в силу различных причин не принимают нашу аргументацию — то ли не хватает знаний, то ли замотивированы на неприятие. На предприятиях приходится часто сталкиваться с чудовищными случаями некомпетентного внедрения информационных систем. Мы предлагаем своими силами все исправить, но… к нам упорно не хотят прислушиваться и продолжают наступать на те же грабли.

Сильно затрудняет работу и другое явление, которое, к сожалению, становится очень распространенным. Сейчас почему-то стало не обязательным отвечать на электронные письма, адресованные конкретным людям с конкретными запросами. В результате время уходит на ожидание и повторное выяснение ситуации. Ведь в большинстве случаев достаточно от 30 секунд до 5 минут, чтобы отправить лаконичный и достаточный ответ на любой запрос. Эта проблема тем более заметна на фоне того, что в России есть предприятия, которые поражают предельной оперативностью и прозрачностью делового общения. Взять хотя бы «Мираторг», который приятно удивляет высоким уровнем делового этикета — вероятно, поэтому они столь динамично и развиваются.

   В любом случае, я вижу, что многие предприятия даже в нынешней непростой ситуации стараются развиваться, совершенствовать процессы, модернизировать производство, но, если брать наше направление, то как раз специалистов для внедрения информационных технологий сейчас и не хватает. В итоге зачастую получается так, что у руководителей предприятий есть осознанное желание развивать информационные технологии, а действительно квалифицированных специалистов, способных обеспечить внедрение изнутри, у них как раз и нет. Даже несмотря на наличие собственных достаточно представительных ИТ-отделов.

Я так понимаю, несмотря на сдержанный оптимизм, рассчитывать на большие и интересные проекты в нынешней ситуации не приходится?

   - Если говорить о новых больших проектах, то сейчас их попросту нет. И дело не в том, что мы о чем-то можем не знать: мы держим руку на пульсе отрасли, отслеживаем, где, кто и что собирается делать. Ряд крупных предприятий уже успели озвучить свои планы на 2016 год по новым крупным проектам. Посмотрим, что принесет нам новый год.

Есть также надежда на то, что коли запретили использование западного софта в госкорпорациях, глядишь, и до нас это начинание дойдет. Тем более что российские решения уже давно во многом превосходят конкурирующие продукты иностранных фирм. И это не просто слова. Например, мы сейчас реализуем проект на одном из крупных российских предприятий по переработке свинины. Там среди пользователей нашей системы много людей, которые раньше работали на другом крупном производстве, где имели дело с известной западной информационной системой. Мне было лишний раз приятно от них услышать, что с нашей системой в разы проще работать. Более того, возникла ситуация, что в какой-то момент я не мог понять требований технолога — мы как будто говорили на двух разных языках. Оказалось, что он не мог взять в толк, как процедура формирования справочников может быть столь простой. Человек привык вводить целый набор дополнительных параметров, тогда как в нашей системе после ввода кода продукта с ним автоматически ассоциируются все необходимые для справочника категории и генерируется штрих-код. Для меня до сих пор остается загадкой, зачем в этой импортной системе еще что-то нужно было вбивать, чтобы получить тот же самый результат. Ведь никакой дополнительной аналитики там не предлагалось. Зачем тогда усложнять людям работу, навязывать выполнение по сути ненужных процедур? Кроме того, как оказалось, тот же западный продукт был не в состоянии выполнять элементарные аналитические функции, которые реализованы в нашей системе. Один руководитель после внедрения импортного программного продукта в разговоре со мной откровенно сетовал: «Почему нельзя было реализовать возможность сортировки туш на обвалку в соответствии с производственным заданием?» Вроде бы простая задача, когда для производства определенной ассортиментной позиции необходимо рассчитать и отобрать свиней определенных категорий. Им в итоге пришлось все высчитывать вручную. А тогда зачем вообще нужна такая система за один миллион евро, если она не может делать элементарных вещей? У нас, например, простым нажатием одной виртуальной кнопочки можно инициировать хитроумную программу, которая в результате как раз-таки и выдает все идентификаторы полутуш, которые наилучшим образом вписываются в выполнение определенного производственного задания. Очевидно, что затем и нужна информационная система производственного уровня, чтобы, в частности, избавить человека от необходимости ведения ручных расчетов и принятия субъективных решений.

   Нам явно есть чем гордиться. Если брать двадцатку крупнейших производителей свинины, то в нее входят наши клиенты как из первых строчек, так и из других не менее почетных позиций рейтинга. Это говорит о том, что наши решения действительно работают, поскольку крупные игроки мясного рынка просто так никому деньги не платят.

Более того, мы сейчас успешно осваиваем и новое направление бизнеса — производственный консалтинг, выступая в качестве экспертов в области логистики и АСУТП. Также мы проводим анализ баланса мощностей, соответствия проекта и получаемых по факту результатов и т.д. Уже подписан первый договор на оказание таких услуг с одним очень крупным предприятием. Назвать его не смогу, поскольку в договоре есть отдельный пункт о неразглашении информации. Тем не менее для нас это прецедент.

Мы располагаем очень большим опытом, чтобы анализировать производства и находить явные проблемные места. За все время работы в мясной индустрии успели насмотреться много всяких производственных «ужастиков». Причем довелось повидать много недочетов и явных промахов в проектах известных европейских производителей и поставщиков оборудования. Так что теперь мы готовы помогать предприятиям в объективном анализе реализованных проектов, будучи нейтральной стороной по отношению к любому выполненному проекту. Детальное описание проблем мы оформляем в виде подробных отчетов. Очевидно, что, если на предприятии все хорошо работает, то наша помощь не потребуется. Но часто возникают ситуации, когда по завершении проекта руководитель предприятия начинает чувствовать, что что-то идет не так. Вот в такой ситуации наши услуги могут оказаться очень кстати.

   Какие решения сейчас пользуются наибольшим спросом?

— Оборудование сейчас продается гораздо хуже, чем программное обеспечение. И эта тенденция сохранится. Слишком дорогими стали проекты автоматизированных складов. А что касается нашего «софта», то тут, наоборот, ситуация на удивление радует.

   После всего сказанного готовы ли вы сделать прогноз на будущий год?

— Что бы ни происходило в нашей экономике и в политике, первичная потребность человека в еде остается неизменной. Соответственно, мы видим, что наши клиенты продолжают развивать свой бизнес, увеличивают животноводческую и кормовую базу. Мясоперерабатывающая отрасль в России продолжит развиваться дальше. Не так как прежде, конечно. Но прогнозы сейчас делать не возьмется никто. В любом случае всем остается только одно — продолжать работать.

   Что вы хотели бы пожелать своим клиентам?

— Прежде всего, очень хочется пожелать нам всем скорого выхода из рецессии и восстановления роста российской экономики. И, конечно же, я хочу всем пожелать здоровья, бодрости и больше сил для новых свершений! С Новым годом!

   Спасибо за интервью!

Беседу вел Евгений Дряхлов

 

Компания «ИСИТ»,

121357, г. Москва, ул. Верейская, д. 29А, офис 45,

тел.: 8 (495) 221-59-10, факс: 8 (495) 221-59-10